Обновлено: 23 ноября 2014 г. 16:49

Печеньки,история о недавнем событии...

Полковник Зымбеску вошел в кабинет. Там его уже давно дожидался резвый лейтенант Кастеляну. Лейтенант при виде начальства вскочил и гаркнул что-то нечленораздельное. Вроде приветствия.
– Что у вас, лейтенант? – Зымбеску даже не взглянул на подчиненного, сразу пройдя к столу.
– Смутьяны, ваше высоко… виноват, господин полковник!
– Какие еще смутьяны?
– Двое из СДВ, четверо из ННС и один наш.
Зымбеску скривился, в очередной раз услышав эти новые названия соседних стран, недавно принятые парламентом в качестве официальных. Теперь в Молдове под СДЗ, Страной Дикого Востока, подразумевали Россию, а ННС, Нифига Неопределившейся Страной, именовали Украину. Настоящие же названия этих государств по приказу маршала Карабаса никто и произносить-то вслух не осмеливался. Даже здесь, в святая святых службы госбезопасности, где стены в два метра толщиной, и никакой прослушки – вся она была «брошена» на смутьянов. Ну, или тех, кого ими здесь, в Молдове, теперь называли.
– И в чём они провинились? – спросил Зымбеску.
– Противоправные действия, господин полковник. Они призывали… шутка ли сказать! – не есть наши дармовые печеньки.
При слове печеньки Зымбеску скривился еще больше. Лейтенант продолжал:
– Они агитировали… щщас, как тут записали… а, вот – за здоровый образ жизни и здоровую пищу. Говорили, что…, - он снова заглянул в папку с делом, - Зарубежное печенье, присылаемое из ВЗС, Великой Заокеанской Страны, вредно для здоровья, приводит к ожирению и отупению.
– Ну и что?
– Как ну и что?! Мы же ими питаемся каждый день, за это нам не надо никакого сельского хозяйства, никакой промышленности, и к тому же, этот вид пищи одобрен лично…
–… Знаю, знаю, одобрен лично маршалом Карабасом. Или вы, лейтенант, считаете, что я забыл инструкции? – нарочито строго посмотрел на него Зымбеску.
Лейтенант Кастеляну вытянулся во фрунт, упёр взгляд в стену и, кажется, задержал дыхание.
– Вольно, лейтенант. Где эти ваши… смутьяны?
– В камере, как и положено! – гаркнул Кастеляну.
– Да не орите вы так, - умоляюще посмотрел на него полковник. – Ночь глубокая на дворе, а вы голосите, как партиец перед выборами. В общем, так, - Зымбеску сел за стол, - иностранцев депортируйте от греха, а этого, нашего… как там его?
– Смутьян Андрейчук!
– Во-во, Андрейчука этого… под подписку. А дело я возьму под личный контроль.
Потом он сам подождет отпущенного под подписку смутьяна Андрейчука, выдавит из себя приветливую улыбку, намекнет, чтобы тот сидел тихо и не высовывался. Ну, хотя бы, пока выборы не пройдут. Затем он вытащит из кармана пачку заморских песенек, попробует одну и выкинет всю упаковку в урну. Говно, оно и из-за океана говно. Другого к нам не возят. Полковник Зымбеску не любил две вещи – мазаться в такой вот ерунде типа ареста «смутьянов» и вспоминать о прошлой жизни. Той, где он защищал безопасность другой страны, и звали его тогда капитаном Улыбаевым. Не любил, так как прекрасно помнил о том, что произошло потом. Когда большой страны не стало, и, чтобы хоть как-то удержаться в органах, ему пришлось из Улыбаева стать Зымбеску.
… А «смутьян» Андрейчук, идя домой, уже готовил план новых анти-агитаций. Ведь, заморские печеньки – это, в первую очередь, лишний вес, потеря чувства меры в еде, – уж больно вкусные, – и, как следствие полное ожирение и моральная апатия. А страну, где все суть неповоротливые и апатичные, завоевать можно в два счета. Андрейчук знал, что новая пища, одобренная единоличным правителем Молдовы маршалом Карабасом, нужна как раз для этого. Значит, нужно сопротивляться. Любой ценой. Даже если за это арестовывают, даже если против тебя весь молдавский пиар, даже если старинные друзья крутят у виска пальцем. Дальше надо смотреть, дальше в будущее. А то и у самих глаза печеньками заплывут.
 

Автор:Александр Москалёв.

Теги: Александр Москалев, Гренада, Молдова, Сатира,